DSpace           
 

Research at Burgas Free University >
Юридически сборник >
2013 >

Please use this identifier to cite or link to this item: http://research.bfu.bg:8080/jspui/handle/123456789/558

Заглавие: Правото на комуникация като основно човешко право и неговото „регулиране”
Автори: Gradinarov, Borislav
Issue Date: 2013
Издател: Бургаски свободен университет, Център по юридически науки, 8000 Бургас, бул. "Сан Стефано" №62
Серия/Отчет но.: ТОМ XX;str-46
Резюме: В статье анализируется право на коммуникацию как одно из ос- новных прав человека. Несмотря на то, что оно включено в группу основных прав человека третьего поколения еще в конце 70-х годов 20 в., вместе с правом на мир, на общее культурное наследие, на здоровую и благоприятную природную среду, а также на защиту личных данных и охрану окружающей среды, это право приобретает ключевое значение только в конце прошлого века и особенно в первое десятилетие 21 века. Причина кроется в самом его характере и в его зависимости от до- ступных технологических средств и ресурсов для его реализации. Проблема заключается вовсе не в вопросе теоретической класси- фикации – будем ли мы квалифицировать коммуникационное право как основное конституционное право или как основное право человека. В первом случае система его защиты, а также регулирование его реализации должны быть построены таким образом, чтобы общественные интересы имели приоритет над индивидуальными так, как мы это имеем сейчас. Во втором случае, если конституционное право будет рассматри- ваться как основное право человека, в соответствии с Всеобщей декла- рацией о правах человека, мы должны его рассматривать как право, чьим носителем является любое человеческое существо. Т.е. при этой гипотезе иерархия должна бы быть различной – индивидуальные инте- ресы и потребности в коммуникации должны превалировать над общественными, связанными с сохранением целостности и нормального функционирования в целом. Квалификация права на коммуникацию как основного права чело- века приводит и к изменению дефиниции механизмов, которые должны обеспечивать его реализацию. В отличие от восприятия доступа к огра- ни-ченному публичному ресурсу, который должен распределяться и регулироваться в пользу общественного интереса специально созданны- ми для этой цели государственными (или независимыми) органами, дефиниция коммуникационного права как основного права человека предполагает другой механизм. Акцент в этом случае должен быть поставлен не на регулировании, а на его безопасности и на защите от ограничений. Не пренебрегая спецификой этого права, его реализация и средства его сохранения должны бы быть в том же порядке, как, напри- мер, защита права на жизнь, права на свободу, права на гуманное отно- шение, права на объединения в дружества и т.д. The article analyzes the right of communication as one of the fundamental human rights. Although it is included in the group of the fundamental human rights of the third generation in the late 70s of the 20th century, together with the right to peace, common cultural heritage, healthy and favorable environment as well as the protection of personal data and the protection of the environment, it becomes crucial as late as at the end of the last century, especially during the first decade of the 21st century. The reason lies in its very nature and its dependence on the available technological tools and resources for its exercise. The problem is not quite a matter of theoretical classification - will we qualify the communication right as a fundamental constitutional right or as a fundamental human right. In the first case the system of its protection and regulation of its exercise should be constructed so that the public interest to have priority over the individual, as it is now. In the second case, if the communication right is enshrined as a fundamental human right under the Universal Declaration of Human Rights, should regard it as a right whose medium is every human being. So under this hypothesis hierarchy should be different – individual interests and needs of communication must take precedence over public of preserving the integrity and orderly functioning of the whole. The qualification of the right of communication as a fundamental human right redefine also mechanisms that should ensure its exercise. Unlike the perception of access to communication and information as an access to limited public resource that should be allocated and regulated in the public interest by specifically established state (or independent) bodies, the definition of the right to communication as a basic human right requires another mechanism. The focus in this case should not be placed on regulation but on its security and protection of limitation. Without neglecting the specificities of this right, exercising and means of its conservation should be of the same order of magnitude, such as the protection of the right to life, right to liberty, the right to humane treatment, freedom of association, etc.
Описание: Юридически сборник 2013 ТОМ XX
URI: http://research.bfu.bg:8080/jspui/handle/123456789/558
ISSN: 1311-3771
Appears in Collections:2013

Files in This Item:

File Description SizeFormat
BFU_J_T_XX_2013_Gradinarov.pdf386,3 kBAdobe PDFView/Open
View Statistics

Items in DSpace are protected by copyright, with all rights reserved, unless otherwise indicated.

 

Valid XHTML 1.0! DSpace Software Copyright © 2002-2010  Duraspace - Feedback